Культура Месопотамии

Другая информация » Культура Месопотамии

Страница 3

Хорошо известно, что по мере старения культуры ее основные ценности рискуют потерять свое значение для ее носителей. Скептицизм, сомнение и безразличие начинают подтачивать основные структуры культуры. Такой скептицизм по отношению ко всем ценностям, крайнее отрицание возможностей добронравной жизни начинают появляться в месопотамской культуре в 1 тысячелетии до н.э. Этот скептицизм нашел выражение в длинном диалоге между хозяином и его рабом; он известен как «Пессимистический диалог», появившийся в Вавилоне. В нем взвешиваются все типичные занятия месопотамского вельможи, все они оказываются ущербными. Ничто, в сущности, не хорошо, ничто не стоит стараний, будь то искание милостей при дворе, радости стола, набеги на кочевников в пустыню, увлекательность жизни мятежника, начало судебного процесса, любовные приключения или что бы там ни было. Достаточно процитировать несколько строф о любви:

- Раб, соглашайся со мною! -Да, господин мой, да! - Женщину я полюблю! - Полюби, господин, полюби! Любящий женщину позабудет печаль и невзгоды.

- Нет, раб, о нет, я женщину не полюблю! - Не полюби, господин, не полюби! Женщина - яма, западня и ловушка, Женщина - острый кинжал, что горло мужчины пронзает.

В итоге делается вывод о том, что все в мире - суета, в жизни нет толку, т.е. отрицаются все ценности, отрицается существование «добронравной жизни».

Другой фундаментальной проблемой месопотамской культуры является правомерность смерти, которая представляет собой зло и есть, по существу, высшее наказание. Почему человек должен быть наказан смертью, если он не совершил ничего дурного? Тем более что в условиях культуры Двуречья реалистический подход к природе человека исключал какую-либо надежду на счастливую загробную жизнь. В знаменитом эпосе о Гильгамеше (начало II тысячелетия до н.э.) его герой говорит:

Кто, мой друг, вознесся на небо? Только боги с Солнцем пребудут вечно, А человек - сочтены его годы, Что б он ни делал, - все ветер!

Основная идея эпоса - мечта о вечной славе, заменившая мечту о бессмертии, во имя чего совершались великие подвиги. Эпос представляет собой гимн славным деяниям человека. В нем проводится мысль о том, что смерть - это зло, но она не может перечеркнуть ценность жизни. Человеческая жизнь по сути своей прекрасна, и это проявляется во всех сторонах обыденной жизни, в радости победы, в любви к женщине, в дружбе:

Боги, когда создавали человека, - Смерть они определили человеку, Жизнь в своих руках удержали. Ты же, Гильгамеш, насыщай желудок, Днем и ночью да будешь ты весел, Праздник отправляй ежедневно, Днем и ночью играй и пляши ты! Светлы да будут твои одежды, Волосы чисты, водой омывайся, Гляди, как дитя твою руку держит, Своими объятиями радуй подругу - , Только в этом дело человека!

Смерть же знаменует конец жизненного пути индивида. Более того, бна как бы стимулирует человека жить мудро и осмысленно, чтобы бставить о себе память в сердцах людей. Следует умирать в борьбе со ^лом, даже в борьбе со смертью. Не нужно отступать ни перед чем, даже йеред богами. В награду за это - «имя» и благодарная память потомков. В этом и состоит бессмертие человека, смысл его жизни.

Герой эпоса - это типичный человек, трагедия которого состоит в невозможности избежать смерти. Однако здесь мы не встречаем и нотки пессимистического отношения к жизни. Человек во всех ситуациях остается человеком, он гордится своими героическими деяниями И независимостью перед лицом богов. Вся его жизнь насыщена борьбой йа установление справедливости на земле, смерть же выступает кульминацией жизни, завершением выпавших на его долю успехов и побед. Вся жизнь человека предначертана от рождения, в ней нет места для таких понятий, как «каприз судьбы» или «неумолимый рок», заранее исключена возможность как-либо повлиять на ход событий, скажем, с помощью магических средств. Именно на Древнем Ближнем Востоке была выработана мифологическая концепция жесткого детерминизма человеческой жизни. Вместе с тем, в отличие от древнеегипетской мифологии, не знающей ни Эдема, ни прошедшего Золотого века, ни Арма-геддона, в мифологии культур Двуречья известны мифы о Золотом веке человечества и райской жизни, вошедшие затем в состав религиозных представлений народов Передней Азии и библейской мифологической литературы. Мы видим, что в рамках культуры Двуречья человек делает попытку нравственно преодолеть смерть, осуществляет бунт против смерти.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Другие материалы:

Роскошь дворцов и садов
Дворцов мусульманских правителей сохранилось гораздо меньше, чем гробниц и мечетей. Больше всего их в арабских и южноазиатских странах и сравнительно мало в тюркском мире султанские дворцы в Стамбуле, дворец крымских ханов в Бахчисарае, Д ...

Архитектурное наследие русского зарубежья: храмы-памятники Николаю II
Архитектурное наследие огромный и ценнейший пласт культуры русского зарубежья. Если вспомнить известное выражение И. Грабаря о совершенно исключительной архитектурной одаренности русского народа, и что Россия в области искусства по преиму ...

Военные шифры
Великий римский полководец Юлий Цезарь (99-44 гг. до н.э.) придумал шифр, сходный с одной из разновидностей еврейского темура, в котором четвертая буква алфавита ставилась на первое место, пятая на второе и так далее. Более хитроумный сп ...