Архетипический политеизм М. Цветаевой и неоязычество в русской культуре ХХ в

Другая информация » Архетипический политеизм М. Цветаевой и неоязычество в русской культуре ХХ в

Страница 5

Развивая концепцию "психологического (или архетипического) политеизма", Джеймс Хиллман, основатель архетипической школы юнгианства, предполагал, я думаю, показать, что после "смерти Бога" душа жива тем, что: всё-таки она язычница! М. Цветаева о Волошине: " Макс, которого как-то странно называть христианином, настолько он был всё, ещё всё" . Вот и душу как-то странно называть христианкой: настолько она еще всё:

"Традиция мысли (греческой культуры, Возрождения, Романтизма), наследницей которой считает себя архетипическая психология, погружена в политеистическое мировоззрение. Политеистическая аналогия имеет одновременно религиозный и нерелигиозный характер. В психологии боги не составляют предмет веры, боги составляют предмет воображения. Предоставляя убежище и алтарь, боги способны упорядочить весь феноменальный мир природы и человеческого сознания" .

Кризис христианства, в том числе в современной нам России, как бы не пытались сегодня говорить о возрождении православия, есть кризис монотеизма вообще. Политеизм с психологической точки зрения предполагает возможность переживания наших внутренних конфликтов как внеперсональных и священных - вне сознательной части психики. Переживание развёрнуто как мистерия взаимодействия автономных персонификаций. Катарсис, наступающий в результате этого рода драматизации, помогает человеку обрести себя. "Спасающий целостность личности катарсис есть примирительное упразднение зияющей в душе диады, переживание которой породило трагическое вдохновение" 12, - заметил Вячеслав Иванов.

Марина Цветаева в высшей степени обладала способностью к драматизации своих психических содержаний в творчестве, которое, являя динамику архетипических моделей, позволяло Цветаевой провидеть пути становления. Рефлексия этой способности, этой уязвимости для "ветхия прелести" архаичных глубин души и стала осознанием язычества в себе.

Напряжённое, энергетически заряженное ядро цветаевской поэзии "кризисного периода" (1920-1925 гг.) мы обнаруживаем в сопоставлении двух зеркальных фигур-персонификаций архетипа анимуса в трансцендентном его аспекте.

В переводе с психологического жаргона мы говорим об образном воплощении маскулинного начала психики, обладающего, по Юнгу, функцией возведения сознания к предельным высотам (или низведения к предельным глубинам) духа. В каком-то смысле анимус - аналог поэтической Музы.

Мы обнаруживаем в стихах Цветаевой такие образы двух типов. Назовём этих "демонов", эти архетипические персонификации, эти новые божества Белый Всадник и Красный Всадник. Белый Всадник узнаваем в Ипполите ("Федра"), в Царевиче ("Царь-Девица"), в Святом Георгии одноимённого стихотворного цикла. Красный Всадник наиболее ярко воплощён в Молодце ("Молодец") и в Гении (поэма "На Красном Коне").

Оба Всадника вступают во взаимодействие с женскими фигурами (условно назовём их Федра и Амазонка), представляющими бессознательные аспекты эго-идентификации автора. В обоих случаях взаимодействие осуществляется по типу "священного брака" с кульминационным актом пронзения "невесты" копьём-лучом.

Маруся в "Молодце" обмирает, пронзённая жалом возлюбленного шмеля-упыря (наиболее эротически откровенная сцена архетипической гибели девы от острия):

- Конец твоим рудам!

- Конец твоим алым!

Гудом, гудом, гудом!

Жалом, жалом, жалом!

- Ай, - жаль?

- Злей - жаль!

Прочие сцены "пронзения" более нейтральны.

"На Красном Коне":

:И входит, и входит стальным копьём

Под левую грудь - луч.

И шёпот: Такой я тебя желал,

И рокот: Такой я тебя избрал:

В "Федре":

Други милые, каково

Грудь и рану узреть зараз?!

Речи не было. Кровь лилась:

Итак, любовь-поединок с неким Демоном, отнимающим постепенно деву у жизни, жизнь - у девы. В гибели для мира - воссоединение с любимым.

Ахилл, пронзивший грудь амазонки, лишь так мог с ней соединиться.

Стальным копьём луча востребовал безымянную героиню поэмы "На Красном Коне" на брачный пир Гений.

Одно смертоносное жало оказалось способно соединить Марусю с Молодцем в последний миг её земной, не зачарованной ещё, жизни.

Но и Федра погибает, пронзённая брезгливым острием Ипполитова приговора: "Гадина!"

И реальная гадина (Змей, дракон) истекает янтарной кровью, пробитая копьём Георгия:

Закатным лучом - копьецо твоё

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Другие материалы:

Назначение, особенности и своеобразие монтажа
Монтажу посвящено множество специальных трудов практиков и теоретиков кино. Почти в любой книге по режиссуре можно найти раздел или главу, рассказывающую о монтаже. Монтаж, как самостоятельную дисциплину, преподают в лучших киношколах мир ...

Мужской костюм
Главной законодательницей моды в XV в. была Флоренция, в XVI в.— Венеция. В костюме флорентийца XV в. сохраняется прилегающий силуэт французской готики. Однако одежда не имела утрированных форм, отличалась удобством, обувь имела округлую ...

Двуединая дискретно-непрерывная природа материи
Атомизм (дискретность, квант ованность) материи—древняя, но принципиально важная идея. Первым принял атомы за всеобщие начала Левкипп (V в. до н. э.). Атомистическое учение Левкиппа развивал и его ученик Демокрит. Уже в наше время извест ...