Архетипический политеизм М. Цветаевой и неоязычество в русской культуре ХХ в

Другая информация » Архетипический политеизм М. Цветаевой и неоязычество в русской культуре ХХ в

Страница 5

Развивая концепцию "психологического (или архетипического) политеизма", Джеймс Хиллман, основатель архетипической школы юнгианства, предполагал, я думаю, показать, что после "смерти Бога" душа жива тем, что: всё-таки она язычница! М. Цветаева о Волошине: " Макс, которого как-то странно называть христианином, настолько он был всё, ещё всё" . Вот и душу как-то странно называть христианкой: настолько она еще всё:

"Традиция мысли (греческой культуры, Возрождения, Романтизма), наследницей которой считает себя архетипическая психология, погружена в политеистическое мировоззрение. Политеистическая аналогия имеет одновременно религиозный и нерелигиозный характер. В психологии боги не составляют предмет веры, боги составляют предмет воображения. Предоставляя убежище и алтарь, боги способны упорядочить весь феноменальный мир природы и человеческого сознания" .

Кризис христианства, в том числе в современной нам России, как бы не пытались сегодня говорить о возрождении православия, есть кризис монотеизма вообще. Политеизм с психологической точки зрения предполагает возможность переживания наших внутренних конфликтов как внеперсональных и священных - вне сознательной части психики. Переживание развёрнуто как мистерия взаимодействия автономных персонификаций. Катарсис, наступающий в результате этого рода драматизации, помогает человеку обрести себя. "Спасающий целостность личности катарсис есть примирительное упразднение зияющей в душе диады, переживание которой породило трагическое вдохновение" 12, - заметил Вячеслав Иванов.

Марина Цветаева в высшей степени обладала способностью к драматизации своих психических содержаний в творчестве, которое, являя динамику архетипических моделей, позволяло Цветаевой провидеть пути становления. Рефлексия этой способности, этой уязвимости для "ветхия прелести" архаичных глубин души и стала осознанием язычества в себе.

Напряжённое, энергетически заряженное ядро цветаевской поэзии "кризисного периода" (1920-1925 гг.) мы обнаруживаем в сопоставлении двух зеркальных фигур-персонификаций архетипа анимуса в трансцендентном его аспекте.

В переводе с психологического жаргона мы говорим об образном воплощении маскулинного начала психики, обладающего, по Юнгу, функцией возведения сознания к предельным высотам (или низведения к предельным глубинам) духа. В каком-то смысле анимус - аналог поэтической Музы.

Мы обнаруживаем в стихах Цветаевой такие образы двух типов. Назовём этих "демонов", эти архетипические персонификации, эти новые божества Белый Всадник и Красный Всадник. Белый Всадник узнаваем в Ипполите ("Федра"), в Царевиче ("Царь-Девица"), в Святом Георгии одноимённого стихотворного цикла. Красный Всадник наиболее ярко воплощён в Молодце ("Молодец") и в Гении (поэма "На Красном Коне").

Оба Всадника вступают во взаимодействие с женскими фигурами (условно назовём их Федра и Амазонка), представляющими бессознательные аспекты эго-идентификации автора. В обоих случаях взаимодействие осуществляется по типу "священного брака" с кульминационным актом пронзения "невесты" копьём-лучом.

Маруся в "Молодце" обмирает, пронзённая жалом возлюбленного шмеля-упыря (наиболее эротически откровенная сцена архетипической гибели девы от острия):

- Конец твоим рудам!

- Конец твоим алым!

Гудом, гудом, гудом!

Жалом, жалом, жалом!

- Ай, - жаль?

- Злей - жаль!

Прочие сцены "пронзения" более нейтральны.

"На Красном Коне":

:И входит, и входит стальным копьём

Под левую грудь - луч.

И шёпот: Такой я тебя желал,

И рокот: Такой я тебя избрал:

В "Федре":

Други милые, каково

Грудь и рану узреть зараз?!

Речи не было. Кровь лилась:

Итак, любовь-поединок с неким Демоном, отнимающим постепенно деву у жизни, жизнь - у девы. В гибели для мира - воссоединение с любимым.

Ахилл, пронзивший грудь амазонки, лишь так мог с ней соединиться.

Стальным копьём луча востребовал безымянную героиню поэмы "На Красном Коне" на брачный пир Гений.

Одно смертоносное жало оказалось способно соединить Марусю с Молодцем в последний миг её земной, не зачарованной ещё, жизни.

Но и Федра погибает, пронзённая брезгливым острием Ипполитова приговора: "Гадина!"

И реальная гадина (Змей, дракон) истекает янтарной кровью, пробитая копьём Георгия:

Закатным лучом - копьецо твоё

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Другие материалы:

Женский костюм
Женская одежда, как и мужская, состояла из хитона и гиматия, но была значительно красочнее и разнообразнее. Женский хитон представлял по силуэту стройный вытянутый прямоугольник, в котором длина верхней части относилась к нижней по принц ...

Наследство Лермонтова в Тарханах
В литературе о Лермонтове утвердилось мнение, что свою крепостную собственность – 16 ревизских душ – Лермонтов унаследовал от покойной матери, а та в свою очередь получила их после смерти своего отца. Изучая ревизские сказки разных лет по ...

Культура средневековой Руси
Во второй половине IX в. на территории Восточной Европы сложилось Древнерусское государство. Это было раннефеодальное государство, производственную основу которого составляло земледелие. Древнерусское государство не было однородным в отно ...