Костюм 1830—1860 годов. Резкое изменение моды

Другая информация » Костюм XIX века » Костюм 1830—1860 годов. Резкое изменение моды

Страница 2

Силуэт и формы женского костюма 40—50-х гг. характеризуются четкими пропорциями, естественной линией плеча и талии, увеличенной линией бедер. Исчезли огромные рукава, пышные банты и легкомысленные пастижи причесок; волосы расчесаны на прямой пробор, приглажены щеткой и опускаются локонами по обе стороны лица. Тонкая шея и покатые, низко опущенные плечи плавно заканчиваются узким рукавом. Стан заключен в длинный изящный корсет и, как стебель, опускается на чашечку юбки . Юбка поддерживалась волосяным чехлом-кринолином (от франц. crin— конский волос, lin— лен), который увеличивался из года в год. К 60-м гг. юбка достигла внизу 2,5 — 3 м в диаметре, была уплощена в фас и вытянута в профиль.

Огромные юбки 60-х гг. украшались пышными воланами, каймой тканого узора, зубцами, фестонами. Этот период в истории костюма называют вторым рококо.

Характерной особенностью женского костюма этого периода является разнообразие его ассортимента по назначению: утренние наряды, костюмы для прогулок, обеденные и вечерние туалеты.

Огромную роль в костюме играли дополнения: перчатки, зонтик, ювелирные украшения (серьги, броши, браслеты, цепочки, кольца).

Шляпы сохраняли форму капора с высокой тульей.

Особенность обуви этого времени— низкие каблуки и квадратная носочная часть.

Страницы: 1 2 

Другие материалы:

Домский собор
Построенная епископом Альбертом Домская церковь уже не удовлетворяет его. Ему нужен более представительный собор, который своим видом поражал бы приезжих, свидетельствуя о могуществе епископа и о достигнутых им в Ливонии успехах. Для него ...

Кризис рационального сознания в европейском обществе на рубеже ХIХ-ХХ веков
На исходе ХХ века наблюдается постоянно растущий интерес к "мистицизму". Это понятие активно и широко используется в различного рода религиозных и научных публикациях, хотя оттенки толкования этого слова до сих пор многообразны. ...

Грамматист и его язык
Человек нормального склада ума склонен пренебрежительно относиться к занятиям лингвистикой, пребывая в убеждении, что нет ничего более бесполезного. Столь малая полезность, которую он усматривает в этих занятиях, связана исключительно с в ...