Жизнь и творчество А. Блока

Другая информация » Жизнь и творчество А. Блока

Страница 3

По-иному раскрывается образ отчизны в стихотворении “Русь” (1906). Русь — это тайна — вот исходное и итоговое резюме, подчеркнутое кольцевой композицией стихотворения. Поначалу кажется, что тайна Руси проистекает из “преданий старины”: “мутного взора колдуна”, ведунов с ворожеями, ведьм, чертей . Однако, вчитываясь в стихотворение, начинаешь понимать, что тайна Руси не в этом. Она там, “где разноликие народы Из края в край, из дола в дол Ведут ночные хороводы Под заревом горящих сел”. Разгадка тайны — в “живой душе” народа, не запятнавшей на просторах России своей “первоначальной чистоты”. Чтобы ее постичь, надо жить одною жизнью с народом.

Погружаясь в стихию повседневности, Блок создает и ряд стихотворений, который исследователи его творчества называют “чердачным циклом”: “Холодный день”, “В октябре”, “Ночь. Город угомонился .”, "Я в четырех стенах — убитый Земной заботой и нуждой .”, “Окна во двор”, “Хожу, брожу понурый .”, “На чердаке” и др. Лирический герой цикла — представитель городских низов, один из многих “униженных и оскорбленных”, обитатель городских подвалов и чердаков. Уже сами названия и зачины стихов, а в еще большей степени детали обстановки, окружающей героя (“зловонные двери”, “низкий потолок”, “заплеванный угол”, “оловянные кровли”, “колодезь двора” и пр.), кажутся неожиданными в устах певца Прекрасной Дамы. Но вот что еще удивительнее: герой “чердачного цикла” при всей своей внешней непохожести на автора воспринимается нами именно как выразитель авторского “я”. И это не актерский прием поэта, играющего соответствующую роль. Здесь проявилась существенная особенность блоковского лиризма, которую он не только сознавал, но и активно защищал: “Писатель, может быть, больше всего — человек, потому-то ему случается так особенно мучительно безвозвратно и горестно растрачивать свое человеческое “я”, растворять его в массе других требовательных и неблагодарных “я”. И еще: “ .Писатель, верующий в свое призвание, каких бы размеров этот писатель ни был, сопоставляет себя со своей родиной, полагая, что болеет ее болезнями, сораспинается с нею .” Таким образом, самораскрытие блоковского лирического героя в ряде случаев происходит через “растворение себя” в чужих “я”, через “сораспинание” его с этими чужими “я”, благодаря чему происходит обретение самого себя.

Два следующих цикла второго тома — “Снежная маска* и “Фаина” — отражают внезапно вспыхнувшее чувство поэта к актрисе Н. Н. Волоховой. Стихия природы (“Пузыри земли”), стихия повседневной жизни (“Разные стихотворения”, “Город”) теперь сменяются стихией хмельной, испепеляющей страсти. Отдаваясь своему чувству, герой “Снежной маски”, “настигнутый метелью”, погружается в “вихри снежные ”, в “ снежный мрак очей ”, упивается этими “снежными хмелями” и во имя любви готов сгореть “на снежном костре”. Заметим, что символы ветра, метели пройдут через всю поэзию Блока вплоть до поэмы “Двенадцать”, знаменуя собой стихийную, динамическую сторону жизни. Героиня цикла почти лишена конкретных примет, ее черты романтически условны (у нее “неизбежные глаза”, они могут “цвести”;

“тихая поступь” и “снежная кровь”, ее голос “слышен сквозь метели”).

В цикле “Фаина” образ героини обогащается новыми свойствами. Она не только воплощение “стихии души”, но и выражение стихии народной жизни:

Смотрю я — руки вскинула, В широкий пляс пошла, Цветами всех осыпала И в песне изошла . Неверная, лукавая, Коварная — пляши! И будь навек отравою Растраченной души.

Мотив “растраченной души” звучит и в других стихотворениях цикла, в том числе и в широко известном “О, весна без конца и без краю .”. Его обычно приводят как пример мужественного взгляда поэта на жизнь. И это, конечно, верно. Но сам Блок говорил, что “художник, мужественно глядящий в лицо миру”, вглядывается “в контуры добра и зла — ценою утраты части души”. Недаром стихотворение это заканчивается упоминанием не только “мучений”, но и “гибели”:

И смотрю, и вражду измеряю,

Ненавидя, кляня и любя:

За мученья, за гибель — я знаю —

Все равно: принимаю тебя!

Однако из мира стихий, “бушующих лиловых миров”, как определяет сам Блок период “антитезы”, отраженный во втором томе, художник выходит не столько с утратами, сколько с обретениями. Теперь “за плечами все “мое” и все “не мое”, равно великое .” — пишет он в письме А. Белому. Это новое мироощущение поэта отразилось и в венчающем второй том цикле с многозначительным названием “Вольные мысли”. Именно здесь звучат слова, предвещающие его переход к третьему, завершающему этапу его “вочеловечения”:

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Другие материалы:

Основные задачи эстетики, связанные с проблемой вкуса
В последнее время о вкусе написано не так уж и мало, то есть существуют монографии, брошюры, главы в учебнике по эстетике, наконец, вкус введён в систему категорий, которая охватывает эстетическое и художественное восприятие как сложное, ...

Современное понимание и определение сущности информационной культуры
«Мы вступаем в период, когда культура имеет значение большее, чем когда - либо. Культура не является чем-то окаменевшим в янтаре, это то, что мы создаем заново каждый день». А. Тоффлер. Несмотря на осознание значимости этой проблемы и о ...

Уединенное созерцание
Достоверных скульптур Леонардо да Винчи не сохранилось совсем. Зато мы располагаем огромным количеством его рисунков. Это или отдельные листы, представляющие собой законченные графические произведения, или чаще всего наброски, чередующиес ...