Сюжет и повествование

Страница 1

Во второй половине 80-х годов XIX века в творчестве Чехова произошли существенные изменения в жанрово-сюжетном отношении. В его рассказах появляются новые темы, а юмористические рассказы уступают место рассказам социально-психологическим. В то время в творчестве Чехова совершается переход от сюжетного рассказа к рассказу, центром тяжести которого чаще всего становится демонстрация психологии героя, процессов формирования его характера. Так, Чехов создает рассказы и повести без занимательной фабулы, без экстраординарного героя.

В чеховском рассказе смысл сюжета по сравнению с предшесгвугощей литературной традицией сильно изменился. В нем как правило нет резких конфликтов.

Естественно, что при отсутствии главного двигателя читательского интереса - острого сюжета - проблема композиции короткого рассказа занимала чрезвычайно большое место в поэтике Чехова. С целью усиления активного восприятия Чехов считал необходимым доя сюжетного рассказа сразу вводить читателя в развитие сюжета. Поэтика "завязки" подчинялась у него, по сути, требованиям лаконизма. То есть, чтобы не было никакой ''завязки" или, в крайнем случае, чтобы она сводилась к двум-трем строкам. Чеховские финалы также связаны с основными принципами его манеры: они переносят центр тяжести на то, чтобы возбудить в читателе возможно более глубокую деятельность мысли; они базируются на принципе объективного описания, субъективного суждения, они тесно связаны с принципом лаконизма.

Многие из чеховских сюжетно-композиционных принципов обнаруживают точки схождения с особенностями художественного построения произведений Лу Синя.

Редукция фабулы, вплоть до отказа от формальной концовки -это одна из важных особенностей современной китайской литературы, открытая Лу Синем. Означают ли эти черты сходства подражательности Лу Синя? Думается, что здесь в двух разных системах искусства обнаруживаются общие моменты, связанные генетическими и типологическими факторами. Лу Синь превратил то, что не принадлежало к литературной традиции его нации, в свое, обогатившее его национальную литературу.

Чехов является не только последним из великих писателей литературы критического реализма в России XIX века, но и одним из редких в мире мастеров рассказа. Еще до начала своей литературной деятельности Лу Синь и стал испытывать влияние чеховских произведений, тоже создав короткие рассказы и сумев на самом простом материале отобразить жизнь во всей ее сложности.

Лу Синь в своей творческой практике обогатил и развил основные чеховские сюжетные принципы. Рассказы Лу Синя очень просты по содержанию - их тоже можно считать "бессюжетными". Когда они стали выходить в свет, то оказались столь непривычными для публики, что некоторые критики даже отказывались признать большинство из них рассказами (интересно, что то же самое было с критиками Чехова). Композиция рассказа Лу Синя выглядит очень простой. В большинстве рассказов существует лишь одна сюжетная линия. События преподносятся, как правило, через восприятие одного человека, а второстепенные персонажи вводятся в рассказ лишь в тесной связи с судьбой главного героя. Только в рассказе "Снадобье" переплетаются две сюжетные линии (судьба казненного Ся Юя и судьба маленького Шуаня).

Анализируя такие рассказы, как "Подлинная история А-кью", "Моление о счастье". "В кабачке", ''Одинокий" и др., мы заметим, что нигде конфликт между главными персонажами и оппонентами не составляет сюжетную основу, проходящую от начала до конца рассказа.

Рассказ его иногда начинается без всяких околичностей, словно бы вообще без "завязки", - в этом мы опять увидим сходство с Чеховым. Иногда в рассказах лусиневской прозы встречаются как и у Чехова, лирические пассажи с философским значением, что как бы дает читателю представление о сути дела ("Родина").

Гармоническое соединение трагедии и комедии - еще одна из жанровых особенностей прозы Лу Синя. В своем творчестве он умеет слить воедино трагичное с комичным. По его мнению, "трагедия покажет разрушение драгоценных вещей жизни, а комедия - покажет комкание вещей ничтожных".

В отличие от Чехова, Лу Синь все время, учитывая все социальные обстоятельства, концентрирует внимание на создание типического характера. Характеры героев, созданные Лу Синем, по существу, представляют собой образцы общественного характера. В его рассказах каждый характер, темперамент, психологический фактор всецело проникнут социальным колоритом. В первую очередь вспомним "Подлинную историю А-кью". Яркий образ А-кью давно уже считают одним из бессмертных характеров в мировой литературе.

Страницы: 1 2

Другие материалы:

Морфологические и деривационные средства
Специфические морфологические средства могут осознаваться как устаревшие (водою вместо обычного водой) или как просторечные, диалектные, то есть социально маркированные. Например, Слава Тарощина в аналитическом материале о русском экстрем ...

Идеологический смысл фресок, объединенных общим названием «Предки Христа»
В процессе работы у мастера все больше проступал тон пессимизма, подавленности, связанности. Это чувствуется в фигурах поздних пророков, отчасти «рабов», но особенно об этом говорят изображения в распалубках и люнетах, обычно объединяемые ...

Функции отдельных речевых параметров при формировании имиджа публициста
"Строго говоря, перед инициатором коммуникативного акта стоит задача доказать, что он действительно не зря обладает правом инициации речевого взаимодействия, т.е. что он хорошо представляет себе, каким образом соответствующий коммуни ...