Темы, герои, идеи

Страница 1

Чехов и Лу Синь ставили перед собой разные задачи. Для Лу Синя важна была задача типизации. Для Чехова же "важнее, чем создание типа, образа героя времени, было исследование природы человеческих взглядов и деяний - "области мысли", "ориентирования", "поисков за настоящей правдой" ".

О героях Чехова критика писала с самого начала (и до конца), что они обыкновенные средние люди.

Точно так же все главные герои Лу Синя происходят из средних и низших слоев общества. Они так неисключительны, обычны, со всеми достоинсгвами и недостатками самых обыкновенных людей.

Но главное их родство не в этом. В русской литературе XIX века Чехов не первый писал о "маленьком человеке", да и Лу Синь не был первым писателем, который ввел в китайскую литературу простого человека. Не классовая принадлежность "маленького человека" интересовала обоих писателей, а именно ЧЕЛОВЕК, именно те люди, что составляют абсолютное большинство населения своей нации, их разные характеры, разные психологии и разные поступки, отражающие облик времени, одним словом, именно самая сущность человека неидеального общества составляла предмет их исследования. Обращая внимание на "маленького человека" у Чехова. Лу Синь также соединил в своих рассказах сочувствие к "маленькому человеку" с критикой его слабостей. Так и появился другой тип "маленького человека" у обоих писателей. К типу принадлежат те герои, которые заразились фальшью, корыстью, ленью, рабскими мещанскими привычками. Они вызывают у читателя уже не сочувствие, а антипатию и смех. В изображении таких же героев иронический и критический подход автора перевесил его сочувствие к ним.

Среди представителей "маленького человека" особое внимание должно обратить и на интеллигенцию. С середины 80 годов XIX века духовные переживания интеллигенции стали почти центральной темой в творчестве Чехова. В этом отношении опять сошлись Чехов и Лу Синь. Уже в сборниках "Клич" и "Блуждания" мастерство передачи Лу Синем сокровенных мыслей и переживаний героев наиболее ярко проявилось в рассказах из жизни интеллигенции.

У Чехова и Лу Синя есть еще одна заметная общая черта: в их произведения не входили ни образ возвышенного и благородного героя, ни образ "злодея". Однако есть и разница. Хотя чеховские герои всегда раздумывают, сомневаются и мечтают, но желание найти "подлинную истину" всегда присуще героям в художественном мире Чехова. У Лу Синя персонажи-труженики более индифферентны. Они страдают, но не знают из-за чего и не доискиваются причины.

Интеллигенты-герои более рассудительны, но ими владеет чувство уныния и тоски. И Чехов и Лу Синь писали о взаимном непонимании людей. Можно назвать десятки чеховских рассказов, основой которых явилось это взаимное, непреодолимое непонимание героев: земский доктор Кирилов и Абогин ("Враги"), княгиня Вера Гавриловна и доктор Михаил Иванович ("Княгиня"), Беликов и Коваленко ("Человек в футляре"), Коврин и Егор Семеныч ("Черный монах"), и многие другие, герои этих и других чеховских рассказов говорят, думают и даже страдают "на разных языках", они обречены на вечное взаимное непонимание.

Рассказ "Злоумышленник", где люди говорят на одном языке, но совершенно не понимают друг друга, невольно вызывает в памяти лусиневский рассказ "Подлинная история А-кью"(в главе дается развернутый анализ этого - одного из лучших - рассказов Лу Синя).

Произведения Лу Синя, написанные в чеховской манере, сыграли огромную роль в развитии китайского рассказа. Во многих рассказах Лу Синя мы видим как бы тень чеховских произведений. Но, читая эти в чем-то сходные изображения и повествования, мы обычно чувствуем, что лусиневские картины суровее и беспощаднее, чем чеховские.

Страдание человека у Чехова объясняется социальной ситуацией, взаимоисключающими жизненными философиями; у Лу Синя оно объясняется такими явлениями, как равнодушие человека. его индифферентность, несознанием и даже холодной душой, которые, вместе взятые, объективно убивают человека - "человек поедает человека".

Чехов показывает процесс изменения характера героя, постепенно, шаг за шагом. Правда, это не такой полный процесс эволюции, какой мы находим, например, у Толстого. У Чехова она показана чаще всего через какую-нибудь выразительную деталь (много раз приводившийся пример, как изменение характера и образа жизни героя показано при помощи одной детали: изменения его "средств передвижения").

Страницы: 1 2 3

Другие материалы:

Театр Японии
Традиция японского сценического искусства насчитывает пять основных театральных жанров: бураку, но, кёгэн, бураку и кабуки. Все эти пять традиций существуют по настоящий день. Несмотря на значительные различия, они объединены общими эстет ...

Спорт
Несмотря на немногочисленность населения, Австралия дала большое число выдающихся спортсменов международного класса. Страна принимает участие во всех современных олимпиадах начиная с 1894, и набрала 289 медалей, включая 87 золотых, 84 сер ...

Конструктивное решение костюма
Крой женского и мужского костюмов XVIII в. отличался большой конструктивностью, сложностью, обилием вертикальных разрезных изогнутых линий. Боковой шов полочки фрака смещали в задний угол проймы, делали глубокую вытачку по линии талии и з ...