Символ воинского достоинства и чести

Другая информация » Символ воинского достоинства и чести

Страница 2

У флотских офицеров поле эполет было темно-зеленого цвета. Эполеты генералов и адмиралов имели вокруг наплечников густую (“жирную”) бахрому из спирально свитых золотых или серебряных жгутов. Несколько более тонкую бахрому имели штаб-офицерские эполеты. Обер-офицерские эполеты бахромы не имели вовсе. Никаких иных промежуточных деталей -звездочек или нашивок - эполеты не имели. Скажем, полковника от майора или капитана 1-го ранга от лейтенанта можно было отличить по иным признакам, а именно - по шитью на воротнике мундира, по клапанам-петлицам на рукаве, по плюмажу на шляпе, поясному шарфу или по специальному офицерскому знаку. В 1808г. ранее установленные офицерские шейные знаки, вдвое уменьшенные в размере, были таковы: у прапорщиков - сплошь серебряные, у подпоручиков - серебряные с золотым орлом, у капитанов - золотые с серебряным орлом и т.д.

Звездочки для определения старшинства в чине появились на эполетах лишь в 1827г. Погоны у офицеров, за исключением короткого срока (1803-1808), когда они существовали в форме прямоугольников с закругленными углами, отсутствовали вплоть до Крымской войны 1853-1856гг. В 1855г. во всех родах войск были утверждены генеральские, адмиральские и офицерские погоны с сохранением эполет при парадной форме одежды. Для различия чинов на эполеты и погоны были введены звездочки. Вот почему любой генерал и офицер периода 1803-1855гг. изображения которых мы часто видим на портретах или в скульптуре, неизменно представлен в мундире, реже в сюртуке (виц-мундире) с обязательными эполетами. Такими предстают перед нами и М.И.Кутузов, и М.Ю.Лермонтов, адмиралы М.П.Лазарев, Ф.Ф.Белинсгаузен, П.С.Нахимов и многие другие. Следует добавить, что в ту пору во внеслужебное время разрешалось носить сюртук, введенный в 1803г., совсем без эполет и погон, но с сохранением так называемых контрпогончиков, нашивавшихся поперек плеча.

Для рядового состава флота погоны были общепринятого для всех морских частей темно-зеленого цвета, а также красного - для матросов Гвардейского флотского экипажа. Матросы носили их на шинелях, мундирах и бушлатах. На фланелевых рубахах и белых форменках, а также на рабочем платье (“робе”) погон не полагалось - лишь унтер-офицерский состав флота носил поперечные погоны из желтой и белой нашивочной тесьмы, так называемые контрики.

Кроме нагрудных знаков, трехцветных шарфов с серебряными или золотыми кистями, различных кантов, галунов, кокард, эполет и погон, на форменной одежде офицеров корабельного состава военно-морских сил многих стран издавна неотъемлемым аксессуаром были нарукавные знаки различия, показывающие их персональные воинские звания.

Морские нарукавные знаки различия исторически возникли во времена парусного флота, когда офицеры, стоявшие во главе абордажных партий, обычно повязывали на рукава своих камзолов парчовый или вышитый золотом либо серебром платок, по которому можно было на палубе вражеского корабля в рукопашной схватке распознать своего командира. Позднее такие перевязи стали пришиваться к рукавам. Старшинство абордажных начальников теперь определялось числом пришитых перевязей. Постепенно абордажные золототканые платки превратились в нашиваемые на рукава золотые галунные полоски, составлявшие с XIXстолетия и до нашего времени традиционные знаки различия моряков во всем мире.

Страницы: 1 2 3 4

Другие материалы:

Культура доколумбовой Америки
Своеобразным очарованием обладают культуры доколумбовой Америки — культуры майя, ацтеков и инков, тесно связанные общностью городской цивилизации. Существенно то, что в Мезоамерике и Перу, подобно Месопотамии, Древнему Египту и др., проце ...

Фонд Александра фон Гумбольдта
Стипендии им. Гумбольдта для высококвалифицированных академиков по любым дисциплинам в возрасте до 40 лет из всех стран мира для осуществления исследовательских работ в Германии (сроком от 1 года до 2 лет). Стипендии для немецких высококв ...

Искусство как феномен Жизни
Было— так. За дальней мореной в кустax цветущего розмарина раздался протяжный, с переливами, вопль Птеродактиля. Это была обычная его вечерняя песня. Но Некто, кто теперь— мы, вдруг впервые почувствовал красоту ее и печаль как нечто отлич ...