Газеты и американская революция

Другая информация » Пресса в США » Газеты и американская революция

Основным ограничением свободы печати в Англии 18 – середины 19 вв. был гербовый сбор, из-за которого цена на газеты возросла настолько, что малообеспеченные слои населения не могли их покупать. Закон о гербовом сборе, принятый английским парламентом в 1765, должен был обложить тем же налогом и американские газеты. Но колонии не имели своих представителей в этом парламенте, и американские газеты восстали против нового налога. Они печатали письма и памфлеты с критикой закона – «фатального черного закона», как назвал его один редактор, они публиковали сообщения о митингах и шествиях против нового налога. Вице-губернатор Нью-Йорка Кэдуолладер Колден утверждал, что газеты прибегали «к любым измышлениям, на которые способна злоба, дабы добиться своей цели и побудить народ к неповиновению законам и бунту».

Закон о гербовом сборе должен был вступить в силу 1 ноября 1765. По мере приближения этого рокового дня газеты стали выходить в виде надгробной плиты и заявляли о своей «кончине – в надежде на воскресение к новой жизни». Когда назначенный день прошел, а англичане не предприняли никаких действий, газеты вновь стали выходить, но без гербовой марки, и «Мэриленд газетт» назвала себя «Привидением покойной „Мэриленд газетт“, котороя не скончалась, но спит». Закон о гербовом сборе так и не вступил в действие и вскоре был отменен. Аналогичные протесты прокатились по колониальным газетам, когда в 1767 британский парламент одобрил законы Тауншенда, облагавшие пошлинами американский импорт стекла, свинца, краски, чая, и – что особенно важно для прессы – бумаги. Соглашения об эмбарго на английские товары, выполнение которых контролировалось главным образом через прессу, привели колонии к новой победе. В 1770 все пошлины, за исключением чайных, были отменены.

Во время этих кампаний протеста американских колоний против англичан газеты стали выходить с изображениями расчлененных змей, символизирующих слабость разобщенных колоний, а также гробов, символизирующих жертвы бостонской бойни; в них публиковались списки «врагов своей страны», которые вопреки бойкоту продолжали импортировать английские товары; печатались воинственные очерки Джона Дикинсона, а в 1776 – памфлеты Томаса Пейна. Газеты именовали британских чиновников и их сторонников «ехиднами», «презренными изменниками», «сатанинскими сатрапами тиранов», «отъявленными негодяями». Тайный план «Бостонского чаепития» – акции протеста против решения английского парламента разрешить Ост-Индской компании беспошлинный ввоз чая в Америку – был разработан в 1773 в доме Бенджамина Эдеса, редактора «Бостон газетт». Среди других газет, лидировавших в борьбе против английских властей, были «Массачусетс спай» («Massachusetts Spy») Исайи Томаса и «Нью-Йорк джорнэл» («New York Journal») Джона Холта. Одно из таких мятежных изданий, «Провиденс газетт» («Providence Gazette»), в самую неспокойную пору издавали две дамы – Сара и Мэри-Кэтрин Годдард.

Но отнюдь не все колониальные газеты поддерживали антибританские настроения «Сынов свободы». «Нью-Йорк газеттир» («New York Gazetteer») Джеймса Ривингтона, одно из лучших и самых популярных колониальных изданий того времени, давала высказаться представителям обоих лагерей в разгоравшемся конфликте – тори, американским сторонникам Англии, и «патриотам». Невзирая на декларируемую приверженность принципам свободной печати, «Сынов свободы» раздражала газета Ривингтона, и они ответили еще более открытыми нападками на тори. Группа членов общества «Сыны свободы» разгромил типографию Ривингтона, а после начала войны за независимость его самого арестовали и вынудили подписать заявление о лояльности Континентальному конгрессу.

И все же большинство американских газет накануне революции являли собой пример того, чего не знала ни одна страна в мире: прессу, приверженную критике и даже низвержению существующего правительства. Такая позиция для газет в целом нетипична и чревата немалыми трудностями. Ведь, в отличие от брошюр и памфлетов, газеты должны выходить регулярно. Их издатели не могут скрываться от властей; будучи владельцами действующих предприятий, они, как правило, заинтересованы в общественной стабильности, а значит, и в поддержании стабильности власти. Все это делает газеты достаточно консервативной силой, которая скорее заинтересована в сплочении общества, нежели в выступлениях против властей. Одно из объяснений весьма нехарактерной роли газет в Америке накануне войны за независимость состоит в том, что газеты и впрямь объединяли и поддерживали общество – новое сообщество, формировавшееся внутри Британской империи, нацию американцев. Эти газеты были лояльны властям – новым властям на континенте, представленным «Сынами свободы». Многие историки сходятся во мнении, что Американская революция не имела бы успеха без поддержки колониальных газет.

Другие материалы:

Проблема альтернативы в русской культуре
К решению данной проблемы можно подходить двумя путями. Один путь - дедуктивный, при котором анализируются аналогичные процессы в других культурах. Так, например, трансформация конфуцианской культуры в Юго- Восточной Азии в неоконфуцианс ...

Конфуцианское воспитание и образование
Конфуцианство воспитывало и образовывало. Начиная с эпохи Хань, конфуцианцы не только держали в своих руках управление государством, но и заботились о том, чтобы конфуцианские нормы и ценностные ориентиры стали общепризнанными, превратили ...

Птица Феникс
Не удивляйтесь, дорогие читатели, да, именно о птице Феникс есть сообщение у нашего историка. Ведь вера в реальное существование этой птицы была очень широко распространена не только в древности, но и вплоть до нового времени. Это сейчас ...