Габима

Страница 1

Габима (древнеевр. «кафедра в синагоге»; «сцена»), театр-студия в Москве, положившая начало государственному национальному театру Израиля с тем же названием.

Годом рождения театра, в котором пьесы игрались на древнееврейском языке (иврит), считают 1918, но идея возникла значительно раньше.

Она родилась в замыслах местечкового учителя из Белостока Наума Цемаха, и 29 июня 1909, в день открытия белостокского отделения «Общества любителей еврейского языка», силами «Еврейского любительского артистического кружка» был сыгран первый спектакль на иврите (это была Школа мужей Мольера под названием Мораль для дурной молодежи). Вскоре был создан передвижной театр «Габима», некоторое время работавший в Варшаве.

С началом Первой мировой войны театр прекратил свое существование, Цемах вернулся в Белосток, а позже оказался в Москве.

В 1916 в Петрограде было организовано еврейское театральное общество, учредителями которого стала группа литераторов и присяжных поверенных по главе с известным адвокатом и политическим деятелем О.О.Грузенбергом. Общество ставило своей целью создать еврейский театр, но не на иврите, а на идиш. Впоследствии такой театр был создан (см. ГОСЕТ), но Наум Цемах продолжал настойчиво бороться за свою идею и, заручившись поддержкой главного раввина Москвы Якова Мазэ, обратился в Московское городское по делам об обществах присутствие с просьбой о регистрации еврейского драматического общества «Габима», «ставящего себе целью основание передвижного драматического театра на еврейском языке». Ходатайство было удовлетворено, и Цемах начал собирать в Москву бывших участников труппы.

В апреле 1917 был объявлен набор актеров в «Габиму», но в связи с тем, что иврит был мало кому доступен, отбирались актеры не по талантам, а по владению языком. К лету 1917 костяк труппы определился, и начались репетиции Вечного жида Д.Пинского.

Многие из габимовцев первые попали в Москву из далеких польских и еврейских местечек, поэтому для них истинным потрясением стало искусство Художественного театра, а также Малого театра, который очень охотно посещала часть труппы. Под влиянием увиденных спектаклей артисты пришли к мнению, что им необходимо сначала учиться, а потом уже ставить свои спектакли. Цемах и вместе с ним ведущие артисты «Габимы»

Менахэм Гнесин и Хана Ровина образовали «тройку», которая приняла решение обратиться за помощью к К.С.Станиславскому. В сентябре 1917 состоялась встреча Станиславского с Цемахом, имевшая огромное значение для дальнейшей судьбы «Габимы».

Станиславский сформулировал кредо будущего театра, которое в пересказе Цемаха звучит следующим образом: «Еврейская сцена по самому характеру своего возникновения должна унаследовать традицию трагическую, питаемую из источников Книги творения. И пояснил: и трагедия, и комедия черпают из одного колодца, лепятся из одной глины; комедия есть не что иное, как маска на лице трагедии… Я могу представить себе, что на этом богатейшем языке, пронизанном поэтическими образами, можно рисовать величественные трагические картины, можно добиться гармонии между театром и духом и масштабами эпохи…». Станиславский рекомендовал в качестве художественного руководителя «Габимы» своего ученика Евгения Вахтангова.

Вслед за Вахтанговым учить габимовцев пришли А.Стахович, Л.Леонидов, С.Волконский. Началась напряженная работа, а Цемах тем временем искал помещение для будущего театра. После долгих поисков и чиновной волокиты театр получил здание по адресу: Нижняя Кисловка, 6.

Исследователь и крупный знаток истории «Габимы» В.В.Иванов пишет об истории доставшегося театру особняка: «В 80-х годах прошлого века он был известен заядлым театралам как любительский театр Петра Секретарева. На подмостках этого «театра-табакерки» (по выражению Власа Дорошевича) начинали и гусар Николай Рощин-Инсаров, тогда еще Пашенный, и скромнейший Александр Артем, актер Художественного театра. Именно «Секретаревка» искусила студента Московского университета, впоследствии оперного мецената Савву Мамонтова. Здесь молодой купец Константин Алексеев в 1881 году впервые выступил под псевдонимом Станиславский. Когда в 1892 году модный врач купил здание для того, чтобы переоборудовать под водолечебницу, по Москве прошел вздох горького сожаления».

Страницы: 1 2 3 4

Другие материалы:

Тоталитаризм и контроль прессы
После хаоса и революций, сопровождавших великие потрясения Первой мировой войны, правительства самой различной политической окраски, предприняв попытки полностью подчинить себе или уничтожить независимые газеты, тем самым косвенно признал ...

Гримасы постмодернизма
В 1925 г. в деревне под Прагой о. Сергий Булгаков крестил сына М.И. Цветаевой. Вот как она об этом пишет: "Чин крещения долгий, весь из заклинаний бесов В одном месте, когда особенно выгоняют, навек запрещают ("отрекись от ветхи ...

Культура доколумбовой Америки
Своеобразным очарованием обладают культуры доколумбовой Америки — культуры майя, ацтеков и инков, тесно связанные общностью городской цивилизации. Существенно то, что в Мезоамерике и Перу, подобно Месопотамии, Древнему Египту и др., проце ...