Наследство Лермонтова в Тарханах

Другая информация » Наследство Лермонтова в Тарханах

Страница 1

В литературе о Лермонтове утвердилось мнение, что свою крепостную собственность – 16 ревизских душ – Лермонтов унаследовал от покойной матери, а та в свою очередь получила их после смерти своего отца. Изучая ревизские сказки разных лет по Тарханам, я заметила, что список крестьян Марии Михайловны Лермонтовой по ревизиям 1811 и 1816 годов абсолютно не совпадает со списком крепостных ее сына по ревизии 1834 года. Пытаясь ответить на вопрос, почему это случилось, я пришла к следующим результатам.

Как известно, основной владелицей села Тарханы была бабушка М.Ю.Лермонтова Елизавета Алексеевна. Ее муж, Михаил Васильевич, имел в селе лишь незначительную долю крепостной собственности. В окладной книге Пензенской казенной палаты, ч.3, за 1806 год читаем: "Подпорутчика Михаила Васильевича Арсеньева в селе Никольском Яковлевском тож (оно же Тарханы) – 16 душ. Жены его Елисаветы Алексеевой в селе Никольском, Яковлевском тож, 415 душ". (Имеются в виду только души мужского пола) .

После смерти Михаила Васильевича в 1810 году его наследством жена распорядилась следующим образом. 24 августа 1811 года она подала в Чембарский уездный суд прошение, в котором писала: "После покойного мужа моего гвардии порутчика Михаила Васильевича Арсеньева осталось дворовых людей и крестьян, жительствующих в чембарской округе в с. Никольском, Яковлевском тож, написанных по пятой ревизии за ним в оном селе и дошедших по крепостным сделкам от разных людей всего двадцать семь душ, которому имению наследницею состоит дочь наша Мария Михайловна; а как мне из оной принадлежит указанная часть, которой я еще не получила… всеподданнейше прошу… дабы высочайшим императорским величеством указом повелено было сие мое прошение в чембарском уездном суде принять а из означенного мужа моего имения следующую мне часть выделить, а оставшее затем, предоставить по наследству дочери моей, девице Марье Михайловне…".

Заметим, что в этом документе Е.А. Арсеньева упоминает в собственности Михаила Васильевича в Тарханах 27 крепостных душ. Вскоре последовала 6 ревизия, во время которой за Марией Михайловной было записано 16 крестьян, доставшихся ей "по наследству покойного родителя 7", вероятно, тех, которые значились за Михаилом Васильевичем по 5 ревизии (сказок 5–й ревизии 1795 г. по Тарханам не сохранилось). Остальные 11 дворовых людей, дошедших М.В.Арсеньеву по крепостным сделкам, с этих пор как бы растворились в воздухе: в ревизских сказках 6–й и 7–й ревизий 1811 и 1816 годов они не упоминаются ни среди крепостных Е.А.Арсеньевой, ни среди крестьян ее дочери. Между тем они исправно пишутся как бывшие на исповеди в ведомостях тарханской церкви, начиная с 1815 года , и имена части из них неожиданно всплывают при восьмой ревизии 1834 года среди крепостных М.Ю. Лермонтова, якобы унаследованных после матери .

Видимо, именно эти 11 дворовых душ Елизавета Алексеевна рассчитывала получить на указную часть из наследства мужа, но дело по ее прошению в Чембарском уездном суде слишком затянулось, поэтому, не дожидаясь решения суда, Елизавета Алексеевна эту указную часть делила себе сама и владела ею беззаконно. Вот после смерти дочери, в мае 1817 года, составляя прошение в Чембарский уездный суд, она упоминает в имении покойного мужа не 27 душ м. п., а только 16, из которых "непожелав следующей себе части отдала дочери своей корпуса капитанше Марье Михайловой по мужу Лермонтовой, за которой то покойного мужа моего имение шестнадцать душ мужского пола по нынешней седьмой ревизии по оному селу податьми причислены, а по смерти означенной дочери моей Марии Лермонтовой, то имение утверждаю сыну ее, а моему внуку из дворян малолетнему Михаиле Юрьеву сыну Лермонтову, а затем и выдела из оного указной части себе не делав, прошу по оному предписанию исполнения не чинить…", т.е. из имения дочери Елизавета Алексеевна указной части себе не пожелала .

Но у Михаила Васильевича была еще крепостная собственность в Орловской губ., в полное владение которой при жизни он не мог вступить, потому что раздела отцовского имения еще не было. Он произошел в 1811 году, и Марии Михайловне должны были достаться дворовые и крестьяне в деревнях Масловке и Дмитриевке. Дмитриеские крестьяне тогда же были проданы от имени наследницы ее дядьям и теткам по отцу, а масловских крепостных Мария Михайловна также не получила, потому что по ревизии 1811 года все они, переведенные из Масловки в Тарханы, – 12 дворовых и 16 крестьян – были записаны за ее матерью, Елизаветой Алексеевной . Может быть, Арсеньева считала, что в ее руках имущество дочери будет сохранней.

Между Е.А. Арсеньевой и ее дочерью споров, во всяком случае документально зафиксированных, из-за наследства после М.В. Арсеньева, видимо, не возникало, вероятно потому, что даже после замужества Мария Михайловна продолжала жить вместе с матерью одной семьей и одним хозяйством. (Заметим, что, возможно, Е.А. Арсеньева потому настаивала на жительстве Лермонтовых в Тарханах, что не желала делить единую собственность).

Страницы: 1 2 3

Другие материалы:

Гентский алтарь
Самая знаменитая работа братьев Ван Эйк и одно из наиболее значительных произведений в истории европейской живописи - Гентский алтарь - находится в соборе св. Бавона в Генте. Его размер - 3,6?4,5 м. Алтарь пережил пожар, демонтаж, переезд ...

Академия театрального искусства
Академия театрального искусства (СПГАТИ), Санкт-Петербургская Государственная Академия Театрального Искусства – высшее театральное учебное заведение в Санкт-Петербурге. Основана в 1918 в результате слияния Школы актерского мастерства (ру ...

Документальная публикация и масс-медиа
Масс-медиа являются прежде всего средством представления общественности документальной публикации, и в этом смысле последняя выступает в одной из своих форм, достигая с помощью масс-медиа свои научные, научно-популярные или учебные цели. ...