Псковский Кром

Другая информация » Псковский Кром

Страница 2

На Псковском Крому никто не жил. В первую очередь это была своеобразная городская житница, где находились запасы продовольствия, стояли клети. Охраняли Кром специально обученные сторожевые собаки, еда для которых хранилась здесь же, в Средней башне. Кража из Крома считалась тяжким государственным преступлением и каралась смертной казнью. В Кром вели двое ворот: древние Смердьи – у Смердьей башни над Великой рекой и Великие (Троицкие) у Троицкой (Часовой) башни над Псковой рекой. Существует предание, что Великие ворота были сделаны в городской стене в связи с перенесением в Троицкий собор мощей благоверного князя Всеволода-Гавриила, «ибо не подобает князю великому входить в город через Смердьи ворота». С двух сторон крепость, имевшая в плане форму треугольника, была защищена естественным образом – реками Великой и Псковой. С третьей, «напольной», стороны крепость защищал глубокий ров, названный Греблей, над которым была возведена мощная стена – Перси. Перси – своеобразная мощная грудь древнего города.

Издавна в Псковском Кроме существовали тайники, подземные ходы. Как указывает исследователь псковских древностей И.Ларионов, «одна из легенд, связанная с изменой Пскову посадника Твердилы Иванковича, рассказывает, что посаднику да князю псковскому была известна подземная и подводная галерея, идущая от Псковского Кремля под реку Великую с выходом за скудельнями на Завеличье». Некоторые провалы видны в Кроме и по сей день. Вероятно, они могут быть остатками древних подземных галерей и тайников.

Военная доблесть псковичей была запечатлена и в мощных крепостных стенах, и в ярких фигурах псковских князей, присягнувших «Святой Троице и граду Пскову». Пришедший в русский город из враждебной Литвы князь Довмонт княжил в Пскове 33 года. О храбрости Довмонта сложены многочисленные сказания. Великий защитник Пскова, обращаясь с сеней Святой Троицы к псковичам перед битвой с литовцами, произнес: «Святая Троица, святой великий воевода Леонтий, и благоверный князь Всеволод, помогите нам в час сей одолеть ненавистных врагов». И он победил. А псковичи в благодарность назвали территорию, примыкающую к Крому, Довмонтовым городом. Со временем Кром и Довмонтов город образовали единый Кремлевский комплекс.

Образы великих князей запечатлел в XIX столетии пскович Яхонтов, благословленный на стезю поэта А.С.Пушкиным:

Меч тяжелый Гавриила,

Пятиглавый наш собор,

Князя Довмонта могила,

Запах древности, простор.

…Вот он – добрый старый Псков.

Псков почитался в средневековье как священный город, «Дом Святой Троицы». Не случайно существовал строжайший запрет (под страхом смертной казни) на посещение города иностранцами. Секретарь канцелярии Стефана Батория Я.Пиотровский во время осады Пскова в 1581-82 гг. записал в дневнике: «Любуемся Псковом! Господи, какой большой город! Точно Париж!».

История Пскова как вольного города завершилась в 1510 году, при государе Василии III. Тяжелая рука Москвы обрушилась на вольный город, как на один из последних очагов «феодальной раздробленности». Исчез из Крома вечевой колокол. Он был снят по указанию Василия III и вывезен в Москву. Было ликвидировано вече, назначены московские наместники, 300 самых богатых псковских семей были силой переселены в Москву, клети и житницы на Крому перешли в ведение государя. Но даже утратив политическое значение вечевого центра, Кром по-прежнему оставался средоточием духовной жизни, символом города. За многие годы «вечевой вольницы» псковичами был воспринят дух независимости, смелости. Весьма примечателен в связи с этим случай из истории XVI века. Не испугался псковский юродивый Николка обличить у стен Троицы одного из самых жестоких тиранов – Ивана IV Грозного. Проскакал он перед царем верхом на палочке и сказал: «Иванушко, Иванушко! Покушай хлеба-соли, а не христианской крови». После молитвы в Троицком соборе Иван IV послал Николке подарок, а в ответ получил кусок мяса. Грозный царь велел сказать Николке, что не ест мяса великим постом. На это святой ответил царю: «Да разве Ивашко думает, что съесть постом кусок мяса какого-нибудь животного грешно, а нет греха есть столько людского мяса, сколько он уже съел? Ты делаешь хуже, питаешься человеческой плотию и кровию, забывая не только пост, но и Бога». Вот он – псковский дух, псковский норов – в отпоре тирану, в любви к свободе! Бог и псковичи хранили город для лучшей участи, а не для разграбления.

Страницы: 1 2 3 4

Другие материалы:

Немного о проституции в древнем Риме
Господа и дамы! Никаких аллюзий к современности! Просто любопытный факт. Во времена Тиберия (ну что делать, до других правителей я еще не дошел!) сенат издал строжайшие законы против распутного поведения женщин. Было строжайше запрещено п ...

Большой телевизионный скачок после смерти Мао
"Большой скачок" в техническом и творческом его развитии начался 20 лет назад, уже после смерти Мао Цзэдуна, когда у власти закрепился "архитектор китайских реформ" Дэн Сяопин. В тот период в Китае начинается массовое ...

Зеленая борода и веер
Из предыдущей главы мы узнали, что в древности и в средние века невежество ассоциировалось именно с практикой, практическими знаниями. Практическая деятельность рассматривалась как нечто недостойное свободного человека, и в определенном с ...