Отлив тысячелетия

Другая информация » Отлив тысячелетия

Страница 10

Мне кажется, мы просто не потянули. Для осознания личности и творчества такого масштаба читающему человечеству нужно соответствующее время. Да и от отдельного читателя, как бы восприимчив он ни был, этот выход в "открытый космос" требует предельного напряжения, к тому же при возвращении в обыденное сознание все достиженияпридётся оставить на пороге . Они не умещаются в освоенных нами рамках. Поверьте, я и на свой счёт не заблуждаюсь. Я тоже взял у пророка Даниила столько, сколько смог поднять .

Вырождение и бесславная кончина советской литературы были просто видимостью, прикрывавшей гораздо более важную и значительную вещь: завершение и конец литературы русской. Поэты и прозаики, писавшие по-русски после него, даже не подозревая о нём, проникались необъяснимой обделённостью. Внешне это объяснялось тем, что в любой момент каждого могла поразить молния с партийного Олимпа, можно было и просто попасться под горячую руку какому-нибудь замсекретаря обкома по делам культуры. Подняться после такого на ноги уже мало кому давали . Но не это главное. Главное ощущалось, но не могло быть указано. Главное было скрыто до времени - но оно было сделано. Об этом знали поэзия и проза, а писатели знали только то, что доделывают необязательные вещи, и чувствовали свою непричастность к чему-то гораздо более важному. Почему, в чём загвоздка? Они не понимали. Они мучились, как казалось, от обидной неполноценности по отношению к прошлому. К какому прошлому, к кому именно в прошлом? Невпопад и некстати назывались разные имена и мотивы - и неубедительность эта ещё больше усугубляла обиду и смущение. Вспомните хотя бы, как у Булгакова советский поэт Рюхин обращается к памятнику Пушкину, а ведь это было до Даниила!

Даже не будь у нас смены партийно-бюрократической диктатуры экономической катастрофой, кризис со всей жестокостью постиг бы литературу и вместе с ней культуру в целом. Русская литература была завершена. В ней могли возникать явления, входящие в тебя с первого прочтения навсегда. Виктор Астафьев, Валентин Распутин, Чингиз Айтматов могли писать изумительную прозу. Арсений Тарковский, Юрий Кузнецов, Василий Казанцев могли создавать великие стихи. Иван Жданов мог высказать последнее откровение русской поэзии:

То, что снаружи крест, то изнутри окно .

Но в принципе это уже ничего не меняло. Та литература отдалялась всё больше, новую же надо было создавать. А мы должны были понять, что нам не на что обижаться. Грандиозность переходной эпохи ещё станет нашим "пропуском в бессмертие". И процессы карнавализации (я представляю, на что похоже это слово при беглом прочтении) были неизбежны, чтобы покончить с муками и радостями подавляющей зависимости от прошлого. Они дали свой ответ на вопрос всё того же Александра Кушнера:

Жизнь кончилась, а смерть ещё не знает

Об этом. Паузу на что употребим?

На строки горькие, в которых западает

Смысл, словно клавиши, - не уследить за ним .

Смысл западал, но вместо горечи преобладала капустниковская кислеца. Ну, так что ж? Бахтин, вы помните, писал о возрождении и обновлении, одновременных со снижением и умерщвлением. Чего ждать нам?

Страницы: 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Другие материалы:

Творчество Альбрехта Дюрера
Дюрер, Альбрехт (Drer, Albrecht) (1471-1528), немецкий живописец, рисовальщик и гравер, один из величайших мастеров западноевропейского искусства. Дюрер был проницательным исследователем природы и горячим приверженцем итальянской (ренесс ...

Четыре стадии познания природы
История науки свидетельствует о том, что в своем познании Природы, начиная с самых первых его шагов в древности, человечество прошло через три стадии и вступает в четвертую. На первой из них сформировались общие синкретические (нерасчлен ...

Плюрализм трактовок и правда жизни
Нам сейчас интереснее представлять иную модель. Модель возможной множественности решений допускает, что периодически кризисные ситуации разрешаются в одном из возможных направлений. Например, потомки Рюрика могли и не дойти до Киева, а по ...