Философия в мифе; Арджуна, Кришна и один

Другая информация » Мифологические размышления » Философия в мифе; Арджуна, Кришна и один

Страница 1

Философствовать - не значит ли это пробивать крышу одного мифа, чтобы оказаться в подвале другого? И как обстоит дело с временем?

Итак, находясь в центре сражения, воин Арджуна говорит колесничему Кришне, что не хочет убивать врагов в надвигающейся битве, на что Кришна отвечает, что Арджуна не может убивать или быть убитым, потому что он Самость (атман), которая не может убивать или быть убитой. Этот эпизод мы рассмотрим подробнее в Лекции 4. Пока же достаточно сказать, что Кришна постулировал Самость (атман). Он сделал это, как если бы для Арджуны прежде не существовало такого знания, поскольку всякий акт (событие) приобщения к знанию является новым и, как таковой, первым. Этот момент феноменологически очень важен, ибо он подразумевает не только формальный (ритуальный) характер посвящения в высшее или наивысшее Знание, но и то, что подобное знание представлено в нашей интерпретации как содержание, к которому посвящение или приобщение относится как специфическое событие. Затем это содержание не может уже сообщаться как событие. Более того, оно относится к событию знания как своего рода "антисобытие". Поскольку, подчеркиваю, ничего не происходит в атмане или с атманом, равно как и с "Ты" как атманом. Это объясняется не только тем, что последний пребывает вне времени, но и тем, что слово "как" не подразумевает в данном случае какого-либо пространственного или временного промежутка, а само является вневременным модусом содержания знания (об этом будет говориться в следующей лекции). Тогда это содержание в контексте (С) будет выглядеть как особое, противопоставленное чистому содержанию. Итак, повторим, но теперь уже только с точки зрения этого содержания, так сказать, с "философской" точки зрения: атман, Самость, не есть событие, поскольку он не соотносится во времени и пространстве с каким-либо другим событием; или, по крайней мере, можно сказать, что в "Бхагавадгите" он не имеет своей позиции и предстает как простое бытие и знание. То есть как таковой он не соотносится с кем-либо или чем-либо, но кто-либо или что-либо может соотноситься с ним. Именно через Божественное Знание Кришны, к Которому тот приобщает Арджуну, Арджуна соотносится с Самостью. Но что в таком случае представляет в этом отношении собой Арджуна, и что есть само это отношение? Арджуна здесь - тот, кто знает или может знать о "своей" Самости, то есть знать, что Самость существует (он знает не "Самость", а "о" ней, поскольку это Самость знает "его", сама не относясь к нему). Однако он лишь одной своей стороной созерцает атмана или себя как атмана. Другой же стороной он видит себя как "живое существо" (бхута, саттва) того или иного вида. Но в обоих случаях он есть "я" - "Я" как нечто думающее о себе (или знающее себя), как думающее о чем-то (или знающее что-то), отличное от "Я".

Итак, возвращаясь к "событию", как мы его назвали, мы видим Арджуну (то есть то, что называют Арджуной и к чему обращаются как к Арджуне) в качестве, так сказать, "инструктируемого" в области знания - знания о том, чем является он сам и чем является "инструктирующий". Бог Кришна - в области знания о Самости, атмане. Атман в своем воплощении ("обладающий телом", дехин) меняет свои тела, как человек (нара) меняет одежды. Однако происходящее (то есть событие) происходит не с атманом и не по отношению к атману, и не по отношению к "существам" вообще (о которых всегда говорится в третьем лице), но только по отношению к "Я" и "ТЫ" - актуальному или потенциальному получателю "высшего" знания об атмане, с одной стороны, и актуальному обладателю "низшего знания" о существах, их телах и мире - с другой (этим двум типам знания соответствуют "органы" знания, буддхи и манас). Другими словами, все, что происходит, любое событие, о котором мы можем говорить, писать или думать, происходит в пространстве между "Я" с его знанием себя и "Я" в его отношении к миру живых существ, включая само "Я" как существо и тело. Именно для последнего "Я" в "Бхагавадгите" и "Упанишадах" используется термин пуруша. Но что здесь происходит со временем?

Задавая этот вопрос, необходимо спросить: временем чего? Ведь все, что нам дано, есть факт сознания, представленный как текст, содержание и сюжет. Думая о мифе и мифическом в содержании текста, мы начинаем с сюжета, и время в этом случае - обязательно сюжетное, или время в сюжете, или производное от сюжета, или как-то иначе связанное с ним. Во всяком случае, время выступает здесь как время знания сюжета или знания в сюжете. В этой связи мы и должны сделать в наших рассуждениях шаг назад и вновь обратиться к элементу или событию в сюжете, без учета которого невозможно феноменологическое понимание времени - событию смерти или конца, когда субъект перестает сознавать себя и свой сюжет.

Страницы: 1 2 3

Другие материалы:

Древние обычаи шотландцев, имеющие в своих корнях языческие обряды
Поскольку шотландцы являются, в основном крестьянами, то и обычаи их с давних пор являлись, прежде всего, обычаями хлебопашцев и животново-дов. Вся их трудовая жизнь самым тесным образом была связана с природой: солнем, дождём, другими яв ...

Тенденции развития искусства
Искусство революционной поры, яркая страница художественной культуры, логически вписалось в художественный контекст Просвещения, с которым генетически связано основными своими идеями. В его эстетических потребностях и критериях полно и ра ...

Период династии Чжоу
В период династии Чжоу медицина отделяется от шаманства и знахарства. Знаменитый китайский врач Бянь Цяо описал анатомию, физиологию, патологию и терапию. Он - один из первых врачей, кто производил операции под наркозом, используя для это ...