Об оскорблении величия

Другая информация » Прогулки по Тациту » Об оскорблении величия

В ХХ веке в нашем государстве за непочтительные высказывания о руководителях государства можно было загреметь в места не столь отдаленные, а то и жизни лишиться. Посмотрим, как обстояли дела в древнем Риме, особенно при Тиберии, которого молва обвиняет в неслыханных жестокостях (тот же Тацит).

Закон об оскорблении величия (а не величества, как его часто называют) был издан в правление диктатора Суллы примерно в 80 году до н.э. Этот закон был направлен против тех, "кто причинял ущерб войску предательством, гражданскому единству - смутами и, наконец, величию римского народа - дурным управлением государством; осуждались дела, слова не влекли за собой наказания." Нам бы в нашем государстве такой закон!

Впервые за слова, написанные и сказанные, стали преследовать в правление императора Августа. Когда к Тиберию обратились с предложением ввести в действие закон об оскорблении величия, он ответил, что все законы должны неукоснительно соблюдаться. Посмотрим, как этот жестокий тиран применял закон об оскорблении величия.

Некоего Марцелла обвиняли в том, что в своем доме он поставил свою статую выше, чем статуи Цезарей, и что, отбив у одной статуи голову Августа, он заменил ее головой с лицом Тиберия. Обычно молчаливый в сенате Тиберий был очень разгневан и сказал, что он выскажется по этому делу. Сенатор Гней Пизон на это сказал: "Когда же, Цезарь, намерен ты высказаться? Если первым, я буду знать, чему следовать; если последним, то опасаюсь, как бы, помимо желания, я не разошелся с тобой во мнении." Раскаиваясь в своей горячности и смущенный словами Пизона, Тиберий позволил снять с подсудимого обвинение в оскорблении величия. Каков тиран!

К ответственности привлекли внучку сестры Августа Аппулею Вариллу, которая, как утверждалось, издевалась в поносных словах над Августом, Тиберием и над его матерью. Кроме того, она обвинялась в прелюбодействе. Оскорбление величия Тиберий потребовал выделить в особое дело. Он потребовал покарать Аппулею, если она действительно непочтительно выражалась о божественном Августе. За сказанное в отношении его он не будет преследовать ее по суду. На вопрос об оскорблении его матери Тиберий дал ответ только на следующем заседании сената: он попросил от имени матери не вменять кому-либо в вину слова, сказанные против нее. В конце концов, он вообще снял с Вариллы обвинение в оскорблении величия.

Кроме заседаний в сенате, Тиберий присутствовал и в обыкновенных судах. Обычно он скромно сидел в углу, чтобы не сгонять претора с курульного кресла. Каково! Представьте нашего Президента скромно сидящим в углу городского суда, хотя бы и Москвы! В его присутствии было принято множество решений вопреки проискам и ходотайствам власть имущих. Так сенатор Аврелий Пий жаловался, что прокладка дороги и водопровода расшатали и привели в негодность его дом. Преторы казначейства ответили ему отказом. Тогда ему на помощь пришел Тиберий и оплатил Аврелию стоимость его дома. Тиберий желал, чтобы выплаты из казны производились по честному. Эту добродетель он сохранил до конца жизни.

Так факты, приводимые Тацитом, противоречат его гневным эпитетам. И у нас постепенно складывается несколько другое мнение об императоре Тиберии, чем того хотел Тацит.

Сенатор Луций Пизон вызвал на суд некую Ургуланию, которая дружила с Августой, матерью Тиберия, и стояла как бы выше законов. Ургулания, естественно, пренебрегла Пизоном, проигнорировала вызов в суд и отправилась в императорский дворец к Августе. Пизон же, такая зануда, не отступался от своего иска, несмотря на то, что Августа повсюду жаловалась на преследования и унижения. Тиберий был вынужден пойти навстречу пожеланиям матери и заявить, что он отправится к трибуналу претора, чтобы оказать поддержку Ургулании. Ну, не ругаться же с мамочкой из-за такого пустяка! Он велел воинам следовать за ним в некотором отдалении (sic!) и вышел из дворца. Далее началось самое интересное в этом деле. Тиберий с бесстрастным лицом затевал со встречными людьми всяческие безразличные разговоры, медлил в пути и тянул время, как только мог. Пизон, тем временем, не отказывался от своих притязаний, Тиберия все не было, и Августе пришлось внести причитавшиеся с Ургулании деньги. Тацит вынужден был написать:

"Так и закончилось это дело, из которого и Пизон вышел не посрамленным, и Цезарь (т.е. Тиберий - мой комментарий) с вящею для себя славою".

Далеко не всегда Тиберий был таким снисходительным, но этот случай показался мне довольно забавным.

Другие материалы:

Изобразительное искусство ХХ века
К началу ХХ века заканчивается движение больших, классических для XIX века художественных движений, а их традиции видоизменяются и начинают выполнять задачи новой эпохи. Реализм обращается к условным формам художественной фантазии (монум ...

Геральдика цвета
Символика цвета тесно сочетается с национальными, политическими, историческими, религиозными и идеологическими особенностями. Она крайне многообразна и связана с применением в определенной стране или народа, в какой-либо его партийной или ...

Лингвистическая катастрофа
Из некоторых психофизиологических экспериментов следует, что реакции человека на многие, существенно важные внешние раздражители медленнее примерно на 1 секунду аналогичных реакций животного. Возможно, что причина этой основополагающей за ...