Развитие российской журналистики в начале 90 годов

Другая информация » Развитие российской журналистики » Развитие российской журналистики в начале 90 годов

Страница 1

К 60-м годам советские СМИ насчитывали 24 всесоюзных, 600 республиканских, краевых и областных, свыше 4,5 тыс. городских и районных, свыше 2 тыс. многотиражных газет, а также свыше 650 журналов. Ежедневно из Москвы по пяти программам шло до 100 часов вещания на русском языке и 115 часов на 40 иностранных языках. Центральное телевидение транслировало ежедневно 12 часов телепрограмм, кроме этого на территории страны действовало свыше 70 телецентров. Вся эта информационная мощь была направлена на формирование у советских людей марксистско-ленинского мировоззрения и коммунистической морали, пропаганду решений партийных съездов и пленумов, каждый из которых был "судьбоносным". При Л.И. Брежневе в содержании СМИ стала еще более заметна парадность, некритическое отражение действительности, умалчивание о деформациях и противоречиях в жизни общества.

М.С. Горбачев, объявив предыдущие десятилетия застоем, провозгласил перестройку общества, одной из основных характеристик которой стала гласность. Столь резким переходом от отечественного авторитарного подхода в руководстве СМИ к западному либертарианскому он поставил под удар массированной критики демократических, прозападно настроенных журналистов весь предыдущий образ жизни советского общества, его историю, деятельность партийно-государственного аппарата. Народ, узнавая из СМИ о своем "непредсказуемом прошлом", разочаровался во власти и когда она зашаталась, ничего не сделал для того, чтобы спасти ее и укрепить. Свободные СМИ дискредитировали в глазах населения и самого перестройщика.

В 1990-1991 годах СМИ, активно формируя общественное мнение о необходимости перехода России к рынку, одними из первых стали внедрять у себя рыночные отношения ( коммерциализация печати, широкая публикация рекламы, финансовая независимость новых изданий от государственных дотаций). Этому содействовало принятие нового закона "О печати и других средствах массовой информации". Рассмотрение развития законодательства о СМИ в постсоветской России сродни наблюдению за запястьями только что освобожденного узника, на которых видны еще следы его цепей. Сами требования свободы и гарантий перемен свидетельствуют о прошлых несправедливостях и старом распределении власти. В прошедший короткий период времени вопросы законодательства в определении сути коммуникаций уже прошли драматический цикл: за властью законов последовало утверждение военной силы и кровопролитие, а на смену силе, в свою очередь, снова пришло неуклюжее подтверждение власти закона. В 1995 году был убит Владислав Листьев — первый руководитель организованного незадолго перед этим Общественного российского телевидения. Телевидение было ареной ожесточенной битвы — политической и вооруженной. С этой точки зрения эволюция норм организации и управления прессой отражает изменения в политической и экономической власти в обществе, стремящемся к определенности и стабильности. Формы законодательства о СМИ — формулировки, конструкции и трактовка законов — невозможно понять без осознания вложенного в них контекста. Подобно другим законам, правовые акты, касающиеся вещания, можно изучать, как черепки с мест археологических раскопок, как ключи к пониманию природы их социальных и политических истоков.

Закон “О средствах массовой информации”, подписанный президентом Ельциным всего через два дня после формального распада Советского Союза в декабре 1991 года, был практически первой во всех переходных обществах попыткой законодательно установить современную структуру коммуникационной политики. Разработанный журналистами и профессорами во время драматических перемен, закон представляет собой неуклюжую версию идеала, подчас аполитичную формулу правильного отношения между СМИ и государством.

В беспокойном постсоветском окружении, однако, чрезмерная зависимость от буквы закона выражает также сильную обеспокоенность неуверенного чиновничества. Законодательный запрет призывов к революции в существующей конституциональной структуре свидетельствует о хранимых в памяти ранах и институциональном стремлении к стабильности, сохранению основных элементов статус-кво, политической дискуссии в рамках значительных ограничений. Государство обязано защищаться от распространения сообщений, которые могут пагубно повлиять на процесс открытости. Запрещение возбуждать религиозную вражду выявило ставшие очевидными уже в 1991 году болевые точки и утвердило новую роль государства в поощрении, а не подавлении религиозных организаций. Запрещение выступлений, разжигающих социальную, классовую или национальную нетерпимость, обозначило важную роль государства в смягчении расколов и древней ненависти между национальными группами. Наконец, законодательное запрещение “пропаганды войны” можно понимать как часть прошлой догмы, согласно которой частная, капиталистическая пресса, пресса будущего, способна побудить людей к незаконной агрессии.

Страницы: 1 2 3 4

Другие материалы:

Научная проблема и ее решение—главная структурная единица науки
Известный философ—крупнейший специалист в области логики науки Карл Поппер—имел все основания заявить, что «Существует по крайней мере одна философская проблема, в которой заинтересовано все мыслящее человечество. Это проблема космологии, ...

Лингвистическая концепция Ф. де Соссюра
Одним из величайших языковедов мира, с именем которого связывается прежде всего утверждение в языкознании синхронизма и системно-структурного подхода к языку, является Фердинанд де Соссюр (1857-1913). Он учился у младограмматиков А. Лески ...

Русское религиозное искусство конца XIX- начала ХХ века
…всюду, куда бы не закинуло русских наше безвременье, они сохраняют верность своей религии. И по всему лицу земли строятся и строятся все новые и новые православные храмы Рубеж, 1931. Архитектура продолжает оставаться малоисследованной ...