Из прошлого русской нумизматики

Другая информация » Из прошлого русской нумизматики

Страница 2

Мое любопытство кончилось - во мне закипела страсть нумизматическая, страсть пылкая и живая, палившая меня при каждой встрече с новою монетой. Вскоре приобрел я полуполтину серебряную царя Алексея Михайловича за 125 рублей (ассигнациями). Сколько было восторгов от моего первенца нумизматического, знает только одно мое сердце! Дорого бы я теперь дал за первые восторги и былые наслаждения.

Надо быть нумизматом, надо провесть тридцать лет жизни с монетами, чтобы постигнуть, как можно страдать от нумизматики! Много пережил я нумизматов, много видал знатоков и охотников, но старых нумизматов ни с чем сравнить нельзя. Это была одушевленная страсть юноши при седине, с душою пылкою и кипучею. Нам ничего тогда не значило проскакать тысячу верст, чтобы только достать монету. Мы не могли засыпать ночью, если появлялась доселе не виданная. А ревности, ревности сколько было! Мы то враждовали и мирились, то были открытые друзья, то заклятые враги, и всё это лишь до первой радостной минуты, до первой новой монеты.

То ли ныне? Правда, ныне более опытности, более расчетливости, но что выиграла нумизматика? Опытность перешла от нас, искупленная нашими невыразимыми страданиями, а расчетливость породилась от скудости средств. Там, где бы у нас кипела бурная страсть, ныне повсюду видишь холодный расчет, грустное ожидание случая. У нас не было случаев; мы сами создавали случаи. Нужно было только захотеть невиданного и сотни людей ищут во всех городах невиданного, чтобы удовлетворить нашей страсти. Страсть нельзя было обольстить поддельностью, чем страдает нынешняя нумизматика.

А сколько жизни было потеряно нами, когда молва гласила от невиданной редкости! С ревности, с отчаяния, чтобы редкость не досталась другому, мы гонялись за летучею молвою по горячим следам. Мы терзались и мучились, когда редкость появлялась воочию. Кровь клокотала в груди при взгляде на сокровище; душа с отчаяния замирала, если наше ненаглядное сокровище соделывалось добычею охотника. Нет, старой страсти ныне уже не возобновить!

Вскоре случай свел меня с другим торгашом, Егоровым. Это был человек других качеств: он ценил свои редкости выше всего в мире, и ни за что не хотел их продавать по дешевой цене. Тогдашние нумизматы были тороваты; у бояр-охотников бывало много денег, а для редкой монеты никто не жалел золотого кошелька. В знакомстве с Егоровым я научился только узнавать редкие монеты - это был уже важный шаг в моей страсти.

Первый знакомец мой, Петров, свел меня с А.В. Беляевым. После князя Щербатова, он один из тогдашних любителей печатно говорил о русской нумизматике. Старик летами, но юноша по страсти, он мне пришелся по сердцу. С ним отрадно было делить время. В его умной и поучительной беседе я почерпал настоящие сведения о русской нумизматике; по его опытному указанию я научился разбирать старые монеты и отличать все оттенки чеканов. От Беляева успел я приобрести довольно порядочное собрание. Тогда для меня это было верхом совершенства; тогда я мог сказать смело - и я собиратель.

Мало-помалу знакомство мое расширялось. Случай доставил мне сойтись со знатоком нашей нумизматики И.А. Головлевым, собиравшим особенно хорошо сбереженные монеты. Этого человека в полной мере можно было назвать охотником. В нем были две крайности: знание своего дела и отъявленная страсть к нумизматике. Всё это сохранилось в нем до конца жизни. На закате дней он всё любовался своими монетами и до последней минуты не изменил своей страсти. Вот уж был нумизмат! Надо было слышать его беседу с Беляевым, видеть его приобретения, чтобы понять его преданность к своей страсти, к монетам. С Головлевым я начал уже меняться на дубликаты; я тогда мечтал уже об опытности. Только после смерти его я успел приобресть от его сына золотую монету царя Алексея Михайловича, величиною с червонец, и рубль 1710 года с надписью "Российскiй рубловик" (за эту редкость дал я 400 рублей ассигнациями). Тогда редкости ценились более нынешнего, и за редкости не жалели денег.

Страницы: 1 2 3 4

Другие материалы:

Ритуал – понятие и сущность
Ритуал - это неотъемлемое и важное средство организации общественной жизни. Ритуалы - прежде всего это видимое действие лица или лиц, призывающих всех, кто присутствует, обратить внимание на какое-либо явление или факт и не только обратит ...

Литература и искусство
Искони высшей формой поэзии на урду были газели («разговоры с прекрасными женщинами»). Главные их мотивы заключались в воспевании красоты любимой, хотя часто поэты предавались также философским размышлениям. Помимо восхищения женщинами, н ...

Проблема альтернативы в русской культуре
К решению данной проблемы можно подходить двумя путями. Один путь - дедуктивный, при котором анализируются аналогичные процессы в других культурах. Так, например, трансформация конфуцианской культуры в Юго- Восточной Азии в неоконфуцианс ...