История написания фресок Сикстинской капеллы

Другая информация » Сикстинская капелла » История написания фресок Сикстинской капеллы

Страница 2

Микеланджело предполагал расчленить потолок плоской, орнаментальной декорацией : чередованием кругов в квадратных рамах и квадратов, поставленных на угол, тогда как паруса должны были заполняться апостолами на тронах; мощные спинки тронов создавали переход к потолку. Но этот проект, одобренный папой, не удовлетворил самого мастера. На смену этому проекту пришел другой, а затем тот план, который в конечном итоге был осуществлен: гладкий фон стены, сплошные ряды звеньев, только прямые линии. Вместо плоского расчленения потолка Микеланджело дает пластическую, фигурную декорацию: воображаемая архитектура отодвигает в глубину, заменяя реальные стены. Так зарождается совершенно новое понимание архитектурного пространства – как живого, двигающегося, динамичного. Основной стержень художественной реформы Микеланджело заключалась в том, что весь потолок, со всеми сводами и люнетами, он берет как нечто целое, как воображаемый героический мир, стелющийся над головами зрителей. Он одновременно и утверждает реальную архитектуру, и дает ее рельефное истолкование, и расширяет ее, и ограничивает.

Гладкие ровные стены и гладкий потолок длинного, сравнительно узкого зала, казалось, не могли дать материала для творческой фантазии. Казалось бы, никакого отдыха для глаз, никаких архитектурных украшений, ни малейшего разнообразия, кроме полукруглых сводов над окнами вдоль стен, уходящих к потолку и образующих треугольники на стенах. Плоский потолок капеллы Микеланджело разделил на несколько частей элементами иллюзионистической архитектуры. В средней части он изобразил 9 сцен библейской истории сотворения мира и жизни первых людей, по бокам пророков и прорицательниц – сивилл, предков Христа и т.д. Художник окружил картины изображениями апостолов и языческих пророчиц – сивилл, отделив эти изображения прекрасно написанным карнизом и украшениями. Прелестные нагие фигуры детей, по две вместе, в самых различных позах, поддерживают этот карниз. Так же естествен переход от фигур апостолов к изображениям из Нового Завета на стенах, в люнетах и в треугольниках. Внешней гармонии всей живописи отвечает т внутреннее содержание. В целом плафон представляет не только написанные рядом картины из Ветхого и Нового Завета, как это делали все до Микеланджело, как это было на стенах той же капеллы до него, но глубоко продуманный, исторически верный переход от приданий Библии и указаний пророков к всеобщему ожиданию Спасителя. Это ожидание выражается в целом ряде трогательных сцен, в отдельных лицах и целых группах, в грустных чертах тех, кто не надеется дожить до искупления, в оживленных чертах отцов и матерей, которые радуются за своих детей и, склоняясь над ними, нашептывают им слова молитвы или подымают их и протягивают вперед, как бы указывая на что-то виднеющееся вдали. Пророки со священными книгами в руках и сивиллы с их таинственными письменами предвещают рождение Спасителя. В эти 12 фигур, 6 мужских и 6 женских, художник вложил изумительное богатство красоты и характера. Красота и величие фигур вполне отвечают их приобщенности к божественному, но в то же время они просты и естественны. При распределении фигур Микеланджело не стремится к единству перспективы. Напротив. Именно разнообразие пропорций создает необычную красоту и неисчерпаемое богатство росписи: рядом с огромными пророками и сивиллами – маленькие путти, а дальше опять новые пропорции – в люнетах, в фигурах юношей, в действующих лицах «историй».

Микеланджело начал свою роспись со стены, противоположной алтарю и «Страшному суду», т.е. с картины «Осмеяние Ноя», закончил же «Первым днем творения». Мастер начал свою работу как бы с конца. Присматриваясь к пропорциям фигур на потолке, не трудно заметить, что они все возрастают в размере. История «Потопа» и 2 сопровождающие ее картины написаны мелко, как бы для рассмотрения вблизи. Очевидно Микеланджело, рассматривая картины снизу, нашел размеры фигур недостаточными. Увидев, что многофигурные композиции дают слишком мелкие фигуры, он коренным образом изменил трактовку. Начиная с «Грехопадения» он стал их делать больше – для рассмотрения издалека. Но в композиции потолка замечается еще один шов, непосредственно после середины. Совершенно неожиданно обнаруживается новое увеличение размеров. Все большей становится массивность, тяжесть фигур. Пророки и юноши вырастают одновременно с фигурами картин, вплоть до огромного Ионы, который своим могучим движением разрывает архитектурные рамки композиции. Одновременно усиливается свет, изменяется характер колорита. Ранние истории пестры, небо в них голубое, луга зеленые, краски исключительно светлые и тени легкие. В более поздних все становится тусклее, небо серое, одежды бесцветные, и тени приобретают больше значения. «Сотворение мира» показано как грандиозное явление, как движение титанической силы, мощь творческого созидания. Если мастера кватроченто иллюстрировали на стенах капеллы различные эпизоды церковного придания, то Микеланджело хотел представить на потолке судьбы человечества до искупления. Его интересовали не внешние события и действия, а то внутреннее духовное напряжение, которое в фигурах пророков поднимается до грандиозного ветхозаветного пафоса.

Страницы: 1 2 3 4

Другие материалы:

Имена
Князь Вяземский говорит, что Москва тогда особенно славилась прозвищами и кличками своими (этот обычай, впрочем, встречался и в Древней Руси). Так, был в Москве князь Долгоруков «Балкон», прозванный так по сложению своих губ. Был в Москве ...

Технократический прагматизм антипрагматичен.
Россия - страна огромной культуры и невысокой цивилизации, страна, где жители деревень по дороге от Петербурга до Москвы живут так же, как и двести лет назад. Одна из целей словарного издания - показать торжество законов искусства, когда ...

Политизация культуры: литературы и искусства, философии и общественной мысли
Политизацию культуры можно наглядно проследить на примере истории культуры России XX века. Октябрьская революция 1917 года положила начало переходу к новой системе общественных отношений, к новому типу культуры. В начале XX века В. И. Ле ...